Подведомственные учреждения

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ ПРОВОДИТ РЕФОРМУ СФЕРЫ ГОСЗАКУПОК С ЦЕЛЬЮ УСТРАНЕНИЯ КОРРУПЦИОННОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ

16 Мая, 2016 - 08:51

(Эксклюзивное интервью министра финансов Октавина АРМАШУ директору агентства «ИНФОТАГ» Александру ТАНАС)

Часть I. Агентство по разрешению споров в вопросах закупок государства – будет подчиняться парламенту

«И.»: Господин министр, с 1 мая 2016 г. в РМ вступил в силу закон о государственных закупках, который на стадии его внедрения потребовал определенных изменений. С чем это связано?

О.А.: В Молдове сейчас наблюдается определенное затишье в плане закупок: денег у государства нет, чтобы делать большие закупки. В основном, все деньги идут на выплату зарплат, пенсий и компенсаций. Понятно, что это временная ситуация, она не будет длиться бесконечно. Этот момент нам в министерстве финансов представляется очень удобным временным отрезком, чтобы вплотную заняться реформированием сферы государственных закупок.

Вступивший в силу новый закон я лично расцениваю, как важный шаг в направлении приведения ситуации в этой важной для молдавского государства сфере в соответствие со стандартами Евросоюза. Но, тем не менее, в новом законе, который, как вы понимаете, разрабатывался без моего участия, есть определенные упущения, которые мы пытаемся сейчас в срочном порядке устранить.

«И.»: Вы могли бы назвать эти упущения в законе?

О.А.: Не было предусмотрено создание независимого Агентства по разрешению споров и претензий, которые традиционно возникают и поступают после объявления результатов тендеров от их участников. Принятым законом о государственных закупках такая структура предусмотрена вместе с государственным Агентством по закупкам, которое находится в ведении министерства финансов. И это, как вы понимаете, создает определенный конфликт интересов и даже, если хотите, потенциал для возможных коррупционных действий.

«И.»: И это признаете вы, министр финансов, в руках которого могло все находиться?

О.А.: Во-первых, наличия такой структуры от РМ требует Соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Агентство обязательно должно быть независимой структурой в государстве. Поэтому первое, чего я потребовал от коллег в министерстве – разработать проект закона о создании на самом деле независимого Агентства по рассмотрению споров, которое будет напрямую подчинено парламенту.

В Агентстве будет шесть советников – двое от правительства, двое – от гражданского общества, и двое - от бизнеса. В таком виде, Агентство должно будет работать максимально прозрачно, чтобы исключить даже претензии или намеки на то, что закупки осуществляются с нарушениями, или, что еще хуже, с элементами коррупции.

«И.»: Можно ли теоретически полагать, что это исключит в сфере государственных закупок элемент коррупции?

О.А.: Гарантировать на 100%, что коррупционная составляющая будет исключена, я не берусь. Но, по крайней мере, я полагаю, что нам в результате глубокой реформы удастся максимально ее искоренить.

Во-первых, у экономических агентов сегодня нет уверенности, что они могут адекватно защитить свои интересы в тех случаях, когда они понимают, что в результате тендера их интересы были ущемлены.

Во-вторых, первоначально предполагалось включить Агентство в структуру министерства финансов, что создавало определенную коррупционную составляющую. Вот почему мы хотим на самом верхнем уровне исключить ее. Это первый шаг, который мы уже сделали. Далее, в министерстве завершается подготовка Регламентов для проведения закупок.

Агентство, которому предстоит рассматривать споры, должно быть функциональным к 1 сентября 2016 г. Я очень надеюсь, что мы навсегда откажемся от практики, когда структура, осуществляющая для государства закупки, сама рассматривает нарекания участников закупок.

«И.»: Может быть, на первых порах не будет претензий к тому, как проводятся тендеры по закупкам для государства?

О.А.: Я думаю, что разного рода нарекания и претензии всегда будут присутствовать, но государство должно стремиться к тому, чтобы все было как можно прозрачнее и понятнее.

На следующих этапах мы будем углублять реформу государственных закупок. В частности, министерство финансов собирается внедрить систему электронных закупок, которая позволит нам максимально снизить влияние человеческого фактора, сделав все процедуры максимально прозрачными.

Я должен признать, что министерству в этом плане здорово помогает Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР). У его специалистов есть богатый практический опыт и экспертиза в этом деле. При помощи ЕБРР, электронная система закупок внедрена во многих балканских странах, а совсем недавно она заработала с помощью этого банка и в Украине, где она себя хорошо зарекомендовала.

Помимо всего этого, мы хотим изменить роль государственного Агентства закупок, которое функционирует в структуре министерства финансов. Ведь до сих пор оно играло своеобразную роль статиста, как в центре, так и в территориях. Но Агентство должно стать лидером, выполнять организующую и направляющую роль. Его главная цель будет заключаться в оптимизации государственных закупок на территории всей страны.

Я скажу больше, мы в министерстве финансов хотим опуститься в закупках непосредственно до тех, кто организует и проводит тендеры, заключает контракты на поставку для нужд государства лекарств, материалов, продукции, услуг. Их в настоящее время слишком много, поэтому мы ставим задачу по их секторальной консолидации.

Часть II. У правительства есть политическая воля для глубоких реформ и структурных преобразований

«И»: Сколько же их сейчас?

О.А.: Их более четырех тысяч, поэтому сложно выстроить для них правильные процессы закупок. Они есть во всех районах, в каждом министерстве и ведомстве. Мы снизим их количество. Здесь важен и еще один аспект, например - закупки лекарств и инструментария для медицинских учреждений. В настоящее время многие больницы все это закупают сами. А если такого рода закупки консолидировать, провести один большой тендер, то можно получить существенный выигрыш в цене.

«И»: Что еще будет включать в себя данная реформа?

О.А.: Дальше, мы хотим под крыло публичных закупок взять концессии и частно-государственное партнерство, чтобы в этих вопросах исключить неприятные эксцессы, придать концессии и партнерству прозрачность.

Должен сказать, что в обществе справедливо подняли вопрос о судьбе государственных предприятий. На сегодня они не охвачены процессом государственных закупок. Мне представляется, что нам необходимо на уровне государства понять, как и в каком направлении, мы будем развиваться. Если брать, скажем, как видение, то уже сейчас понятно, что у РМ не должно быть много государственных предприятий. У нас до недавнего времени было государственное предприятие в банковском секторе, и мы все видели, чем это закончилось. Понятно, что государство не может всем заниматься.

Если мы хотим эти предприятия приватизировать, то создавать для них платформу государственных закупок нецелесообразно. Мы должны в государственные закупки включить только тот перечень предприятий, которые всегда будут оставаться в государственной собственности. Скажем, снабжение электроэнергией, теплом, водой. Вот для них нужно создать эффективную рабочую платформу для проведения государственных закупок.

Брать же сегодня все предприятия государства и создавать для них единую систему закупок, было бы ошибочным и неправильным решением. Ведь многие из этих предприятий работают на открытом рынке, самостоятельно закупая для своих нужд ресурсы и материалы. И если мы им заблокируем закупки, они со временем станут неконкурентоспособными и быстро потеряют рынок, что приведет к их неминуемому банкротству.

Вот, вкратце, как мы в министерстве финансов представляем основные этапы реформы в сфере государственных закупок. Их главная цель – сделать закупки максимально прозрачными, чтобы они вызывали доверие у хозяйствующих субъектов, у общества и иностранных доноров Молдовы, которые предоставляют стране немалые финансовые ресурсы.

«И.»: Вы может назвать ожидаемый эффект от реформы в сфере закупок?

О.А.: Я считаю, что реальных результатов можно добиться в короткие сроки. Назвать же конкретные цифры и суммы мне трудно, потому что неизвестна коррупционная составляющая и ее уровень. Я, к счастью, не знаю и не могу высказаться по этому поводу. Я работал в немецкой компании, в которой никогда и никому не платят «неофициально», поэтому я не могу определять цену вопроса. Я могу с уверенностью говорить только о том, что реформа позволит максимально искоренить коррупционную составляющую в сфере закупок, что даст возможность намного эффективнее распоряжаться деньгами налогоплательщиков.

Немаловажное значение имеет также качество закупок. Мы хотим уйти от однобокого подхода к самым дешевым закупкам, который далеко не всегда дает самый лучший экономический результат. Министерство полно решимости внедрить комплексный механизм оценки, когда эффект учитывается на протяжении реализации проекта, когда есть синергия от всех сегментов. Главный эффект дает масштаб, которого мы хотим достичь реформой сферы закупок.

«И.»: Простите, реформа займет срок одного вашего мандата на посту министра финансов?

О.А.: Я думаю, что очень многое, скажем, львиную долю, можно успеть сделать за время моего мандата. Для этого нужна только политическая стабильность в стране.

«И.»: А политическая воля?

О.А.: Безусловно, что нужна и воля, но она у нас есть, нам нужна только политическая стабильность в стране.